У нас был старый дом, большая квартира. — Я родилась на улице Герцена, ныне Никитской, и не представляю свою жизнь без центра. Станиславского Ольга Великанова, бабушка – актриса Театра на Малой Бронной Елена Дмитриева. Когда меня отправили в Ленинград в Вагановское хореографическое училище, мама с бабушкой (мама Анны – режиссер Театра им. «Антенны») решили разъехаться. — Прим. Я вернулась в Москву и попала вместо Никитской на окраину, в совершенно другую, незнакомую жизнь. Бабушка перебралась в кооператив драматургов в районе станции метро «Аэропорт», а мама сделала удивительно странный выбор – нашла квартиру в Текстильщиках.

Мы с мужем Алексеем и дочками (старшей, Анастасии, 28 лет, младшей, Марусе, – 21 год. — В Текстильщиках я провела достаточно много времени, но так и не приняла этот район. «Антенны») жили напротив маминого дома. — Прим. Эта езда с утра по жутким пробкам так надоела, что в один прекрасный день я просто сказала: больше не могу! Дети учились в школе в центре, я работала в театре. Нужно было продавать квартиру в Текстильщиках и уложиться в сумму, а цены на жилье в спальном районе и в центре в то время тоже были несоизмеримы. Мне, конечно, было очень тяжело уезжать от мамы, но я приняла волевое решение вернуться обратно в центр. Сначала мы отдали залог за квартиру на улице Гиляровского. Дай бог здоровья моим друзьям, которые выручили и дали нам денег в долг. Это жилье до сих пор не продано, видимо что-то с ним не так, и нас Бог отвел. Но на следующий день нам позвонили и сказали, что сделка отменяется. Муж увидел, что на соседней с Гиляровского улицей появилась новая квартира. А наша трешка на проспекте Мира нашлась в один день. Не было никаких сомнений, потому что этот дом тридцатых годов напоминал тот, где я родилась, мое детство. Мы сюда вошли, и я поняла, что буду здесь жить. Мы живем здесь уже десять лет. Когда мы ее уже купили, я приехала одна с ключами, вошла, и тут зазвонили колокола церкви при больнице, которая находится неподалеку, и так благостно на душе стало. Ни секунды не жалею, очень люблю старую Москву.

Анна Якунина: «У мужа своя спальня, друг другу не мешаем»

Придумала отдельную нишу в стене для холодильника, чтобы не встраивать его в мебель, а сам гарнитур поставила только вдоль одной стены. Кухню я делала по принципу «вписаться в площадь». Тут же висят часы и картины, которые я купила на Монмартре в Париже, тарелочки из антикварного магазина на проспекте Мира. Получилась мини, но удобная и функциональная кухня с каменной столешницей под мой любимый стиль прованс. Все они подписаны отрывками из какого-то музыкального французского театра. Их туда принесла бабушка, которой просто нужно было на что-то жить. Я не люблю пустые стены, но ничего специально не покупаю, вещи сами приходят. Так что у меня в доме своя маленькая Франция.

Реконструировать все помогал мой покойный отчим – Александр Александрович Опарин, который был главным художником Театра Станиславского. — Это была традиционная трехкомнатная квартира, которую мы превратили в четырехкомнатную с большой гостиной и тремя маленькими спальнями. Здесь же на диване стоят игрушки, их в детстве делала старшая дочка Настя, она тоже художник, сейчас занимается одеждой. Многие его работы забрал Бахрушинский музей, но некоторые натюрморты и картины так и висят у нас в гостиной. Среди них есть крыса, которую Настя сшила для младшей сестры Маруси, потому что она родилась в год Крысы. Все ее куклы были очень странными, чудными, смешными, я их называю антилюдьми.

У Алексея с их отъездом появилась отдельная спальня, теперь муж тут кайфует, потому что он – человек ранний, я же до утра могу что-то читать, учить, а так не мешаю ему. Сейчас мы с мужем живем в этой квартире вдвоем, девчонки наши уже взрослые, разлетелись. Я влюбилась в загородную жизнь, но моя занятость не позволяет постоянно там находиться. Недавно у нас еще и дом появился, который мы долго строили. Так что у меня две жизни: одна в Подмосковье, там я отдыхаю, и центровая, в моей квартире, где чувствую себя защищенной, как в бункере.

0