Сегодняшний разговор с одногруппниками перевернул мой мир с ног на голову: оказываются, есть люди, которым достаточно зарабатывать прожиточный минимум. И таких – большинство.

Все началось с шутливого «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь». Студенты последнего курса обычно не могут ответить на этот вопрос, однако эти парни смогли. «Меня и так все устраивает, — отшутился тренер Дима. – Работа хорошая, ненапряжная, вокруг куча красивых задниц».

«Моя тоже пойдет: я инструктор по боулингу. Работаю сутки через двое, отпуск оплачивают. Всю жизнь бы там работал», — сказал Серега.

На мое тихое «и я не придумал, кем хочу быть» все заржали: мол, ты и так уже всего добился. Карьерный рост на пике.

КАК, объясните мне, КАК для нормального 22-летнего парня может быть планкой зарплата, лишь в 2 (ну, в 3) раза превышающая его теперешнюю?

Кто-то просто не верит, что достоин большего. Это мог внушить тебе кто угодно: родители, пресекающие любую идею в зародыше, старшие авторитетные друзья, высмеивающие амбициозные планы, учительница в школе, поставившая двойку за елку цвета мадженты и убившая в тебе дизайнера – но дело не в этом. Важно то, что эта навязчивая идея «обычности» постепенно перерастает в жалость к самому себе. Кто бы ни был виноват – делать что-то с этим придется тебе.

Другой думает, что мечты исполняются только в фильмах. Он пессимист по натуре. Не ему одному не повезло – мы все невезучие. Ну не падают в обычном мире миллионы с неба, не находятся верные жены. На работу устраивают только по связям, а каждый автомобиль – родительский. Эта позиция основана не несправедливости мироздания, и он, возможно, самый тяжелораненый из всех.

Есть, конечно, уникумы, которым просто достаточно. Вот нет у них никаких запросов: не нужны яхты, Турция, Adidas. Им бы сидеть в своей лаборатории и проводить исследования. Или играть с сыном. А на деньги плевать.

И даже сразу не скажешь, правильно это или нет. С одной стороны, приятно на время забыть о меркантильности и подумать о настоящих эмоциях. А с другой – этот наш воображаемый парень, скорее всего, больной. А как же чувство здоровой мужской конкуренции? Стремление радовать свою жену и сына? Мысли о том, что деньги было бы неплохо вложить в исследования?

В общем, это все странно. А страннее всего то, что, начав разговор со слова «мечты», мы уже во втором абзаце заменили его на понятие «деньги».

И никто ничего не заметил.

Что скажете?)

Введите ваш коммент!
Как ваз можно звать-величать?