В школе я еще умудрялась вести шефскую работу: водила детей из младших классов по театрам, музеям, следила за их успеваемостью. На пустые прогулки во дворе просто не было времени. Когда сейчас встречаю взрослых теть и дядь, с которыми занималась, и они рассказывают, как у них дела, как дети, понимаю, что тогда я их не до конца «замучила» своей любовью. Это была дополнительная нагрузка как комсомолки, и выполняла я ее с удовольствием. Оказалось, что это его магазин. Буквально на днях зашла в мебельный в поисках стульев и встретила своего подопечного Илью. Было очень, очень приятно. Он на радостях подарил мне табуретки, которые искала. А они были чудесные… Только заканчивались уроки, быстро делала домашнее задание и ехала на репетицию. Мы долго болтали, вспоминая школьные годы. Кто-то скажет: «Бедный ребенок». В метро читала учебники по литературе, истории, иначе это пришлось бы делать ночью. Поэтому мы и отдали младшую дочь Александру на художественную гимнастику к Ирине Александровне Винер – Усмановой (президент всероссийской федерации художественной гимнастики. Я же считаю, что чем больше дети нагружены дополнительно, тем меньше времени у них на безделье. «Антенны»). – Прим. Саша стала самостоятельной, организованной, научилась ценить время. Спорт делает великие дела. Сейчас Саша увлекается танцами самых разных направлений, ездит на мастер-классы при каждой возможности. Получается, что я поместила ее в ту же самую схему, в которой была сама.

Нужно много работать, чтобы получить то, что ты хочешь. Я давно поняла, что ничего с неба не падает. Это произошло в непростое для семьи время, мой папа был болен раком. Помню себя с пяти лет, когда меня отдали в народно-хореографический ансамбль «Калинка». Все первые влюбленности, встречи со зрителями, формирование моего характера произошли в ансамбле. Мама постоянно ездила к нему в больницу, а меня, наверное, хотела таким образом уберечь от тяжелых переживаний. Вместе с ансамблем мы объездили весь мир, участвовали во всевозможных конкурсах, делили последнюю горбушку. Я училась жить в коллективе, дружить, быть ответственной. Мы дружим и встречаемся до сих пор. Но это было мое любимое время, пятнадцать лет жизни.

Екатерина Стриженова: «Оторвать ребенка от себя сложно. Но нужно»

Если перенести мою жизнь в нынешнее время, более прагматичное и циничное, то станет очевидно, что сейчас молодежь вкладывает в себя, собственное единоличное развитие. Признавая свое поражение, можно выйти победителем. На то, что у меня будет двое детей, муж и работа. А тогда я, как и многие, в детстве была запрограммирована на семью. — Прим. Мой супруг Саша (прошлой осенью Екатерина и Александр Стриженов отметили жемчужную свадьбу. Это бывает редко. «Антенны») научил меня признавать, если я не права. Саша так доволен тем, что прав он, что готов исполнять любые желания. Но когда сознаюсь, передо мной открываются невероятные перспективы. Муж меня всегда воспитывал и продолжает воспитывать, порой я даже говорю: «Не доводи меня до совершенства». Вот так, признавая свое поражение, иногда можно выходить из ситуации победителем.

Екатерина Стриженова: «Оторвать ребенка от себя сложно. Но нужно»

Она всегда говорила, что надо смотреть на окружающих, ты не можешь быть счастливым один. Мама научила меня ставить свое эго на второй план. Надо не только самой наслаждаться, но и мир вокруг себя пытаться изменить так, чтобы тем, кто рядом, было хорошо. Если кому-то плохо, он нуждается в поддержке, нужно обязательно помочь. Сейчас коллеги видят меня даже чаще, чем домашние, ведь я ежедневно веду «Время покажет» в прямом эфире. Она сама по жизни так поступала. У нас не задерживается тот, кто забывает, что мы все делаем общее дело. Но существую не я и программа, а мы: мои напарники – Артем Шейный, Анатолий Кузичев и еще коллектив, с которыми нам удалось создать доверительную атмосферу. Прямой эфир – это особая зона, это поле боя, куда можно идти только с надежными людьми, которые не подведут и не подставят! С коллегами нужно быть на одной волне, чтобы всем было комфортно.

Конечно, у нас с Сашей есть разногласия, и иногда мы спорим. Если близкий человек раздражает в мелочах, в отношениях что-то не так. Раздражать начинают мелочи, из которых состоит жизнь: не туда поставил, не так посмотрел… А когда ты любишь, то тебе все так: как он сидит, спит, молчит и дышит! Существует простой психологический тест: если тебя раздражает, как человек ест, это первый звонок.

Среди друзей мы с Сашей были первыми, у кого появился ребенок. Главное, чему мы должны научить детей – обходиться без родителей, как бы грустно это ни звучало. Это было потрясающее время. Все ходили к нам смотреть на Настю. Спасибо нашим родителям с одной и со второй стороны за помощь и поддержку. Быт нас не съел, все было легко. Все было в радость. Я кормила Настю до года грудью, потом Сашка бегал за детским питанием. С выходом старшей дочери во взрослую жизнь у нас получился классический вариант: Петр – мой зять, ухаживал за Настей четыре года, потом они поженились и вот уже пять лет в браке. Не знаю почему, но вспоминается только хорошее. – Прим. Сейчас Анастасия работает арт-директором Kate Spade New York (американский модный дом. Она профессионал, руководит людьми, мы радуемся ее успехам. «Антенны»). Петр называет меня тещей мечты. Они с мужем сами рулят и сами себя содержат. Хотя дети совсем взрослые, Насте 29 лет, Петру – 30, они самостоятельные и способны полететь в любую точку мира. Мы до сих пор ездим вместе отдыхать и чувствуем себя одной большой семьей. Затем, что нам друг друга не хватает. Зачем им мы? Нас не будет, а вы должны держаться вместе». Мама всегда говорила нам с сестрой: «Вы – самые близкие люди. Я передаю это своим детям.

Мой гример Ирина работает со мной уже 17 лет, водитель возит моих детей 10 лет, помощница по дому столько же… Мой любимый дизайнер – сестра Виктория, она одевает меня всю жизнь. Одна из самых редких черт, которые для меня наиболее ценны, это постоянство. За собой замечаю, что никогда не пойду налево, если меня все устраивает. И муж пока тот же, что и 30 лет назад. Это мой якорь, здесь многому научилась, здесь обрела профессию. Вот и «Доброе утро» веду уже 20 лет. Теперь нет надобности узаконивать отношения, можно просто жить не тужить, и никакой ответственности. Мы живем в непростое время, рушится все – ценности и идеалы, практически совсем разрушен институт брака. А по мне люди, которые живут в гражданском браке, не уверены в себе и в своих чувствах, они все время откладывают и прикидывают: а если я сейчас заверну за угол и встречу принца на белом коне? А надоест, разойтись и наплевать на детей и их будущее. Это ведь такой непокой. Это же ужасно, когда ты постоянно в погоне за лучшей жизнью, когда тебе нехорошо здесь и сейчас.

0