У меня был голубой костюм, я надела свои цветы, ландыш, костюм вышел очень изящный. Состоялся наш школьный спектакль.

Из дневников Кшесинской: какие отношения на самом деле ее связывали с Николаем II

Мы сговорились просить Государя сесть за наш стол. После спектакля вся Царская фамилия осталась с нами ужинать. Мне было очень приятно. Наследник, что-то сказав, сел возле меня. (…) Он очень понравился, и затем я уже разговаривала с ним кокетливее и смелее, не как ученица. (…) Наследник тотчас обратился ко мне и очень меня хвалил.

Из дневников Кшесинской: какие отношения на самом деле ее связывали с Николаем II

Все бросились к дверям, и я тоже, но осталась позади всех: мне не хотелось толкаться, я знала, что еще увижу Их Величеств. Наконец приехали Государь и Государыня, Наследник.

Но это только для первого раза достаточно, затем, я знаю хорошо, что мне этого будет мало, я захочу более, такой у меня характер. (…) Итак, первый спектакль был для меня удачен: я имела успех и видела Наследника. Я боюсь себя.

— Прим. Когда с Юлей шли в ложу, то мы встретили на лестнице Волкова (одного из сослуживцев цесаревича по гусарскому полку. Он мне сообщил, что я очень нравлюсь Наследнику, что он в восхищении от моего pas de deux, которое я танцевала последний раз. «Антенны»).

Сегодня днем мне делали маленькую операцию над глазом, и затем я с повязкой поехала кататься. Произошло нечто такое, чего я совсем не ожидала.

— Прим. Горничная доложила, что меня спрашивает Евгений Николаевич (Волков. Но каково же было мое удивление, увидев вместо Евгения пред собой Цесаревича! «Антенны»), я велела принять, а пока пошла в спальню одеть на глаз повязку. Впрочем, я не особенно растерялась и, поздоровавшись, прежде всего пошла сказать, чтобы никто не приходил ко мне в комнату.

Я даже стала плакать и, чтобы немного успокоиться, я легла; но почти сейчас же раздался звонок. К вечеру я совсем расхворалась, у меня очень болел глаз, нос и голова. Было 11 час.

Я, признаюсь, не знала, что это можно, и была чрезвычайно обрадована. Цесаревич сказал, чтобы я ему писала письма, он будет писать тоже, и обещал написать первый.

ночи, но эти два часа для меня прошли незаметно. Цесаревич пил у нас чай, был у нас почти до 1 час. е. Я все время сидела в углу в тени, мне было неловко: я была не совсем одета, т. Мы без умолку болтали, многое вспоминали, но я от счастья почти все перезабыла. без корсета да и потом с подвязанным глазом.

Как я счастлива! Ах! И сегодня, когда я его узнала ближе, я очаровалась им еще больше! Сегодня ведь первый раз, что я с ним так много говорила, до этого я почти не разговаривала с ним, да и что за разговоры, когда кругом все стоят.

Я очень была довольна, когда Цесаревич сказал, что будет нас [с сестрой] (Юлией Кшесинской, тоже балериной. Он выбрал несколько моих карточек и просил их ему прислать. «Антенны») называть Юля и Маля, так гораздо проще. — Прим. (…)

Я перечитывала его в продолжении дня несколько раз и каждый раз с истинным наслаждением. Утром я получила от Наследника письмо, большое! Боже, как все скоро случилось, точно сон! В этом письме Цесаревич предложил мне [перейти] на ты.

Цесаревич мне привез свои карточки, из которых одна мне очень понравилась. Цесаревич приехал в 12-м час., не снимая пальто, вошел ко мне в комнату, где мы поздоровались и… первый раз поцеловались. Я получила от Цесаревича подарок, чудный браслет. Он снимался в Японии, в штатском. (…)

Ах, мое счастье так шатко! Когда он уехал, у меня больно сжалось сердце! Я всегда должна думать, что, может, вижу его в последний раз!

0

Что скажете?)

Введите ваш коммент!
Как ваз можно звать-величать?