"Код. Вознаграждение": Анна Богинская презентовала книгу. Самые яркие цитаты

Гости угощались изысканными закусками от ресторана "Прага" и элитным шампанским, оживленно общались, позировали перед многочисленными фотокамерами, давали интервью телеканалам… Официальная часть — приветственное слово Анны Богинской — заняла буквально несколько минут, после чего гостям показали оригинальное шоу — световую анимацию. Вечер прошел в уютной, доверительной и почти домашней обстановке. Завершился вечер разрезанием огромного торта в виде книги и фейерверком.

Автор нашумевших бестселлеров "Жить жизнь" и "Грех прощения" — романов, посвященных свободе от манипуляции. Анна Богинская — писатель-аналитик, радиоведущая, бизнес-аналитик. Книги Анны Богинской презентован в США, и в настоящий момент переведен на английский язык. На сегодняшний день произведения автора читают в 52 странах мира, они изданы общим тиражом более 100 000 экземпляров.

Этот удар разорвал её на мелкие частички, каждая из которых причиняла боль. "Она слетела с тысячного этажа своей утренней любви и ударилась об асфальт реальности уже вечером. Этот эмоциональный удар разорвал ее на части, но оставил в живых, чтобы она мучилась от этой боли и умерла от нее". Боль, в которой нет границ, которую нельзя передать, для которой нет слов.

Легкая небритость. "Она продолжала, не стесняясь, разглядывать его, прикрываясь рукой от слепящего солнечного света. Такое впечатление, что он проспал после вечеринки или не ночевал дома. Общая неопрятность. "Молодость и свобода — жизнь бьет ключом", — со смехом подумала Анна. А, может, — и то, и другое? Одним словом, прожигают жизнь по полной. То время у мужчин, когда они не обременяют себя обязательствами и мыслями о будущем. В нем чувствовалось легкое смятение, перерастающее в волнение. Отсутствие маникюра — она терпеть не могла мужчин без маникюра, а тем более, — врачей. А может, стеснение? "Неуверенность? Странный высокий брюнет без маникюра!", — вынесла она окончательный вердикт". Не понятно: я же пациентка.

Она слушала его мирное дыхание, слышала запах его тела, рассматривала каждую клеточку его лица. "Ей казалось, что все, что она прошла в жизни, было извилистым путём к этому утру. Она смирилась с тем, что любит его. Она наслаждалась его близостью. Она хотела смотреть на него бесконечно..." Она бесконечно могла смотреть на него.

Ломка, вызывающая агонию. "Агония. Сердце давит на ребра, они хрустят. Словно сердце воспалено и увеличилось в размерах. Она одинакова, равнозначна, беспрерывна и рождает тягу к тому, что вызывает кайф. Ты физически ощущаешь острую боль — без пика, без спада. Глаза цвета горького шоколада. Ты наркоман, для которого доза — взгляд. Твои ребра хрустят, но не ломаются. Ломка заставляет искать повод, разум кричит: "Не смей!" Ты будто растянут на дыбе между логикой и животной тягой. Суставы горят, но ты продолжаешь ходить. Сердце кровоточит, но по-прежнему бьется. Ты готов стать немыслящим животным, лишь бы получить дозу. Ты дышишь, но в этом дыхании нет жизни. И жаждешь хотя бы минутного облегчения".

Может, он изменился? "Сейчас она хотела ему верить. Для нее. Он варит борщ! А за стеной тот Матвей, которого она видела вначале? Может, это стена опыта в пикапе мешала ему открыться? Ее тяга к нему словно бетонная плита, вес которой лишает всякой возможности освободиться. Может, людям надо давать второй шанс, чтобы помочь им стать лучше? Человеческих усилий недостаточно, чтобы сбросить ее с себя".

У меня не совсем романы, а романы-тренинги. "В первую очередь, я писатель-аналитик. На мой взгляд, это новое направление в литературе. Это значит, что в художественную историю вшито огромное количество психологических знаний и моего жизненного опыта. В моих же романах сюжетная линия, дает ответы на вопросы и поясняет. Классические романисты дают только линию сюжета и оставляют читателю возможность додумать все, что он хочет. Сегодня, спустя четыре года с момента выхода первой книги трилогии, я уже могу об этом заявлять". В итоге, читатель получает не только повествование, но и знания, которые меняют судьбы, жизни.

Не пытаться его изменить или вылечить любовью, не давать шансы в сотый раз, не надеяться, что он измениться, а просто принять, что он такой и отпустить". "Простить манипулятора — это принять устройство мира человека и отпустить его, чтобы больше никогда не впускать в свою жизнь.

Когда поднимала тему манипуляций, поняла, что этот механизм одинаково разрушителен и для тех, и для других. "Я одинаково люблю и женщин, и мужчин. Но все же 15% — это мужчины". Просто моя героиня — женщина, и читательниц, соотвественно, больше — 85%.

Я понимаю, почему манипулятор становится таким, и знаю, почему он никогда не изменится. "Для меня тема манипуляции давно исследована, я проработала ее до конца. Мне задают очень много вопросов именно по этой теме". Но для моих читателей такая информация открытие века.

В ответ на любую манипуляцию рано или поздно ты получишь еще более тяжелую. "Мир справедлив. Каждый манипулятор, так или иначе, бывает наказан".

Адреналиновая зависимость" я за 30 минут рассказываю, как это работает. "В теме "Адреналиновая псевдо любовь. Мышка плакала, но продолжала есть кактус. Ведь странно любить человека, приносящего тебе боль? Потому что организм постоянно сотрясает от адреналиново-эндорфинных выбросов. А знаете, почему так происходит? Но здесь дело не только в мышлении. Об этом никто не говорит. Здесь дело, в первую очередь, в этом адреналиново-эндорфиновом коктейле, который человек все время потребляет".

И вначале она похожа на дружбу. "Любовь истинная, которая построена и базируется на уважении, доверии, заботе и сексуальном влечении, развивается постепенно. А любви с первого взгляда не существует. А со временем твои чувства становятся все сильнее. Есть только адреналиновая псевдо любовь с первого взгляда".

Романтика? "Любовь? Есть только биохимия!"

0