Ну, и полюбить, конечно, тоже. Порой психологическое напряжение в этой прозе зашкаливает, и тогда становится ясно, что все взято из жизни, и стоит лишь суметь понять и простить ее героев.

Критик рекомендует: 5 новых книг женской прозы

Именно так, потому что после мелодраматических отношений трех главных героев — молодых супругов с мужем-художником во главе и юной соседкой-итальянкой, за которой присматривает его жена, на сцену выступает четвертое действующее лицо. Этот роман — отличный психологический триллер, действие которого разворачивается в рамках любовного квадрата. Тем временем юная натурщица вырастает, брать от жизни она, как выяснилось, привыкла все, и поэтому включает режим мести. Напряжение в романе нарастает медленно: счастливая жена светится счастьем в нескольких главах, муж рисует (в частности, юную красавицу-соседку), но рутинная работа берет свое, и где-то наши герои не доработали над своим семейным счастьем. Как все обернется для супругов? Ведь художник стал известным, а ей ничего не досталось! Останется ли жена, которая, по сути, упустила своего мужа, с тем самым героем из любовного "квадрата"

По сути, крутой и впечатляющий триллер с элементами психоделии — не столько о преступлении, сколько о тяжелых поисках истины, отчаянии и преодолении сомнений. Это дебютный роман американской писательницы, увидевший свет в 2016 году. Все попытки разыскать девочку были напрасны, и однажды вечером раздается звонок в дверь, и на пороге появляется почти взрослая Джулия. По сюжету, восемь лет назад Джулию, тринадцатилетнюю дочь Анны, похитил неизвестный. Но Джулия ведет себя так странно, что в конце концов у Анны возникает подозрение, что эта девушка — не ее дочь. Казалось бы, кошмар позади, остается радоваться чудесному спасению. И что, если она права и за этим кроется что-то ужасное?

Життя не в широкому, філософському, метафізичному сенсі: я живу, я існую, я жива, я не мертва. "три-Же цієї книги: ЖИТТЯ, ЖИТЛО, ЖІНКА. Або живу у власному домі. А у вужчому: я живу в трикімнатній квартирі. У світі є безліч безхатченків, і вони також живуть"

Коли їх возили по місту в автобусі, це не так було відчутно, а тепер вона вже не могла зрозуміти: чи Прага чеське місто, чи російське? подумала Марічка, походивши по Празі кілька годин.

Раньше у героев сборника была жизнь — пускай темная, убогая, но своя. В этой книге донецкой писательницы — четыре повести о том, какой была жизнь до войны, и о том, как война не заканчивается возвращением с фронта. Длинные, через весь город… Можно было долго гулять. "Там, за рекой Кальмиусом, где мы жили раньше, были параллельные улицы. — Я не могу жить в Киеве. Дойти до аэропорта, посмотреть на самолеты и вернуться обратно, — рассказывают в повести "Розка" о донецком житье-бытье. Теперь, в этом новом мире, уже сказано кем-то, что мучиться не надо Здесь в квартире солнце.

Мені буде байдуже, що ти мене втратив, що я втратила тебе, бо ж у мене будуть крила" "Колись, коли у мене виростуть крила, я не чекатиму більше на твою появу в "Однокласниках", — обещает одна из героинь сборника, — не вішатиму там фотки, аби тебе душила гидка і потворна жаба, яку дівчину ти втратив.

0