Подруга уговаривала сменить прическу, но я думала: зачем, если мне и с косичкой, и с хвостиком хорошо? — В школе я считала, что не нужно излишне привлекать к себе внимание. Казалось, что на меня все смотрят, хотя, по-моему, никто этого даже не заметил. Однажды на уроке химии она расплела мою косу и убежала с резинкой, и я так обиделась. Точнее, переодевались они, а я шла в том же, в чем и была на уроках, только пуговку верхнюю расстегивала. Бывало, что мы перед дискотекой встречались у кого-то из девочек дома, чтобы принарядиться. Решила с ними вопрос, и лицо открылось. Зато мою внешность подчеркивали большие густые брови, про которые бабушка говорила: «Ой, Марин, никогда не стриги косу и береги брови!» Берегла их класса до одиннадцатого, пока они не стали мешать мне видеть дорогу. А изменилась я, когда поступила в СПбГУ. После школы задумалась о том, что можно и не только прямые джинсы носить, но, например, облегающие, и даже попробовать живот открыть. И уже надо было думать что надевать. В институте начала играть в КВН, мы стали выходить на настоящую сцену, городские площадки, клубы, ДК. Как-то я примерила красное платье, черные замшевые сапоги и поняла, что неплохо смотрюсь. Например, для эпизодов, где требовалось сыграть настоящую девушку. Он не раз говорил, что запомнил именно этот мой лук и вроде как даже влюбился. Мой будущий муж Аркадий, с которым мы вместе учились и дружили, занимался звуком в нашей команде «ПростоФилы» (просто филологи).

Он спокойный, здравомыслящий, рассудительный. В нашей семье разделение таково: я более эмоциональный человек, а муж – нормальный. Посуду, слава богу, не били никогда. Конечно, бывают ситуации, когда мы расходимся во взглядах и ссоримся, но довольно быстро с этим справляемся. Зачем? Потом же за новым сервизом ехать! Он всегда найдет слова, которыми меня может успокоить. Мужу я могу рассказать все что угодно. Жизнь у нас довольно насыщенная, и мы, наверное, не стремимся чем-то друг друга специально удивлять. Надеюсь, что я ему тоже бываю полезной в этом плане. К поводам не привязываемся. Можем внезапно выбраться вечером в город и сходить в ресторан, в который давно хотели попасть, так же и с подарками, и цветами. Я нашла крутой ресурс с лекциями по разным тематикам: искусство, история, религия, литература. Недавно открыли новый вид отдыха. И я «угощаю», потому что отвечаю за такой культурный отдых. Выбираем в будний день два часа и лекцию.

Марина Кравец: «Я более эмоциональный человек, а муж – нормальный»

Мне всегда казалось, что мужчина должен быть старше жены. — Мы с Аркадосом (так его называю я и друзья) вместе 14 лет, а женаты – пять. Познакомились мы в институте и года два просто дружили. Он меня старше на целых два дня. Развлекательная деятельность нас сплотила. Нас связывал общий интерес – команда КВН. Хотели спокойно зарегистрироваться в родном Санкт-Петербурге, а потом вернуться в рабочий график. Мы оба не любим афишировать личную жизнь, поэтому не стремились сделать из свадьбы помпезное шоу. Белое платье купила за день до свадьбы. Что и сделали 20 июля 2013 года. А ему свадебный лук подбирали с моей мамой. Выбирали вместе с мамой моего будущего мужа. Так что платье было простое, безо всяких шлейфов. Я хотела наряд, который еще смогу надеть в будущем. Платье до сих пор висит в моем шкафу, а я его больше ни разу не надела. Мы зарегистрировались, потом пошли отмечать с друзьями и родственниками.

Марина Кравец: «Я более эмоциональный человек, а муж – нормальный»

Я это сделала, а потом меня пригласили туда работать. Как-то один мой приятель, который работал на радио «РОКС», попросил зайти на станцию и начитать несколько рекламных объявлений. Примерно в то же время в Питер приехала Наталья Андреевна Еприкян в поисках артистов для нового шоу, которое она хотела создать. Две недели стажировалась и вышла в эфир. С Наташей мы были знакомы к тому моменту, в итоге я снялась в четырех выпусках. Так зарождалось шоу Comedy Woman. Однако через полгода мне позвонили друзья, предложили сделать популярную в шансоне песню «Хоп, мусорок» в джазовой обработке и сказали, что, если номер понравится, его попробуют предложить в Comedy Club. Но на этом наше сотрудничество свернулось. Мы приехали в Москву, показали номер, отсняли. Я знала, что это мужское шоу, потому и мысли не было, что задержусь в нем. Вышла, отыграла и подумала: спасибо Comedy Club, было здорово, я – первая девушка, которая появилась на сцене проекта, было весело, всего хорошего! В тот же период у ребят – Тимура Батрутдинова и Саши Реввы было несколько сцен, в которых требовалась девушка, чтобы выйти и сказать пару слов. Уезжала с этих съемок с теми же чувствами, что и в первый раз: ура, я дважды выступила, даже по телеку показали! А вскоре меня пригласили в еще один номер. А на радио тем временем перестали платить зарплату. Но звонки стали повторяться, я периодически приезжала в Москву.

На втором курсе я задумалась о подработке. — Меня всегда тянуло заниматься культурной деятельностью: что-то писать, выступать, петь. На месяц мне выдавали 700 рублей, при этом горячее блюдо в университетской столовой стоило 180. Семья помогала, и было где жить, но карманных денег не хватало. И я устроилась промоутером. Поэтому подработка не помешала бы, чтобы хотя бы не три раз в месяц есть горячее, а, допустим, пять. Мне, кстати, за тот день до сих пор не заплатили 180 рублей! Один раз разносила йогурты на каком-то музыкальном фестивале, в другой работала в торговом центре – демонстрировала покупателям быстрорастворимые супы с лапшой «Минутка». Но меня не взяли. А еще я хотела попасть в пейджинговую компанию, набивать текст. Упустили свой шанс, и в итоге, как вы знаете, пейджинговый бизнес по всему миру рухнул!

0