Ты никогда не понимаешь, будет это бомба или нет, как отреагирует зритель. — Нет, конечно. Хотя, признаюсь, когда прочла часть сценария, мне моя героиня Алла не понравилась. Мое желание – сниматься там и согласие были связаны с отличной командой: режиссером, партнерами, оператором. Но он сказал, что робот уже есть и прекрасный. Придя на пробы, я стала говорить режиссеру Андрею Джунковскому: «Попробуй меня на роль робота». Мне кажется, работа в целом получилась крепкая. Паулина Андреева действительно круто справилась со своей задачей. — Прим. Мы с мужем (режиссер и актер Павел Сафонов. После момента, где сын моей героини убил Алешу, робота своего дедушки, Паша сказал: «Как же он, не дрогнув, так поступил?» Я ему ответила: «Это же робот! «Антенны») посмотрели несколько серий. Только потому, что она сломалась и в ней нельзя постирать. Тебе стиральную машинку жалко? Многие люди задавали мне вопросы по сериалу: «Роботы – это хорошо или плохо?» Раз появляются мысли об отношении к боту как к навигатору, утюгу или все-таки как живому существу, значит, сериал актуален. Но ты покупаешь новую…» И у нас возник невероятный спор.

Ольга Ломоносова: «Когда трое детей, не до маникюра»

Я тогда снималась в Питере и в Москве, был такой калейдоскоп, сама не понимаю, как мы с Пашей так удачно выхватили друг друга в этом ритме. — Мы не планировали появление Феди. Я пробовалась в нем ранее, для меня долго искали партнера, а когда наконец-то его утвердили, я сказала, что уже не могу, тем более там предстояли съемки в Геленджике зимой. Если в «Лучше, чем люди» я начала работать, забеременела и все уже были поставлены перед фактом, то в другом проекте Первого канала «Доктор Мартов» сложилась иная история. Но мне ответили: «Нет, нет, даже не придумывай ничего». Нельзя сказать, что это подарок, потому что сильные ветра плюс нужно летать. На самом деле сидеть дома и ковырять в носу – это плохо и грустно. Поразмыслили мы с Пашей и решились. Правда, потом я чуть-чуть подорвала себя, когда родился Федя. У меня были силы работать, и я не жалею. Это было тяжеловато и не нужно моему организму, он ответил ангиной. Ему исполнилось только 10 дней, а я поехала играть спектакль.

Ольга Ломоносова: «Когда трое детей, не до маникюра»Ольга Ломоносова: «Когда трое детей, не до маникюра»

Такие дети, как Вита, очень редкие. — Если вдруг кому-то понадобятся Саша или Варя и это будет что-то достойное, у меня нет запрета, но нет и стремления. Это уникальный ребенок. Она профессиональная актриса и родилась с этим. Младшая, Саша, сыграла в Театре Doc в одном спектакле, когда ее позвала режиссер Елена Шевченко. А в своих детях я пока не чувствую подобной уникальности, а главное – у них нет желания. Но это одноразовая акция. Ей понравилось. Мы иногда ей говорим: «Пойдешь в «Голос. Сашка поет в хоре. Отвечает: «Нет». Дети»? Она очень живой ребенок. А если нет тяги, то зачем толкать? У нее много энергии, так что надо куда-то еще ее отдать, может, в какой-то спорт. Хип-хопом занимается. Музыка – это единственное, на чем я настаивала. А Варвара танцует в коллективе и играет на пианино. Мы проходили сложные моменты, прямо до слез. У нас с Варей была договоренность, что она научится играть двумя руками и я от нее отстану. Сейчас играет добровольно. Но потом она сама захотела заниматься. Видимо, сказывается мое воспитание, ведь умею играть и танцевать. Варя не будет пианисткой, но мне кажется важным для девочки, что она знакома с инструментом.

Ольга Ломоносова: «Когда трое детей, не до маникюра»

Никогда не думали своих девочек в кино привлечь? — В «Лучше, чем люди» вашу дочку играет юная Вита Корниенко.

Ольга Ломоносова: «Когда трое детей, не до маникюра»

Но ей 12 лет, а это поздновато. — Она чуть походила на подготовительные в академии хореографии, потом решила, что ей это не нужно, а сейчас опять проклюнулась: хочет. Я всегда говорила, что мои дети никогда не пойдут в балет.

А иначе в эту профессию идти не надо. — Если бы у меня родился ребенок, я бы увидела, что у него космические данные, и знала, что он любит балет, тогда да. Закончилась карьера в театре, а дальше что? Она тяжелая, сложная, невероятно зависимая, и, что хуже всего, после 35 лет ты на пенсии. Иначе все. Счастливые те, кто остался и работает реквизитором, помощником режиссеров, репетитором устроился. Во мне много сил и энергии, а я уже никому не нужна в профессии. Вот меня бы сейчас выкинули и что бы я делала?

До этого могла есть что угодно, но меня особо не кормили. — Поправляться я начала уже в переходном возрасте. Она отрывалась, откармливала, говорила: «Господи, какая худенькая!» Я всегда любила поесть. У бабушки всегда отъедалась, когда приезжала к ней в Донецк. Потом уже начала пухнуть и пошли диеты, таблетки для похудения и прочие издевательства над организмом. Проблем до подросткового периода не было. Когда ни один мальчик не становится с тобой в пару, а их трое в классе на всех девочек, и они выбирают маленьких либо худеньких, а ты – высокая и лошадушка, это травма. Балетные девочки должны быть «костями», чтобы их было легко поднимать. Поэтому и не хотела, чтобы мои девочки с этим сталкивались. Я обожаю балет, но это очень жестокий вид искусства.

Я как раз училась быть человеком, а не ходить все время со штырем в спине. — Не могу сказать, что как-то демонстрировала там свою грацию. Сейчас иногда замечаю, что сутулюсь. В этом нет органики. А раньше у меня всегда были раскрыты плечи, спина идеально прямая.

Была ли грация преимуществом? — Балетный багаж помог вам в театральном училище?

Не то чтобы плохо. — Сносно. Худенькая, вроде симпатичная, с низким голосом. Меня взял мастер Родион Овчинников. Часто в театральное идут люди, которые точно знают, что хотят играть, видят себя в той или иной роли, а я была вообще ноль в этом плане. А куда меня крутить, в какую сторону, он не очень понимал, и я тоже. А у меня непонимание: где брать-то эти монологи, какую пьесу? Помню, нам в первый раз сказали: «Выберите для себя монологи». Когда начались этюды к образам, наблюдения, а у меня ничего не получалось, я рыдала в туалете.

Тогда хотела домой. — Этим я переболела, когда только приехала сюда и устроилась в музыкальный театр Станиславского. Я с горем пополам танцевала какие-то массовки в утренних детских сказках, в которых меня и с биноклем не разглядишь. Я поправилась, была толстой, меня не ставили в классический балет, говорили: «Мы не можем одеть тебя в пачку». Это был сложный период. И при этом не могла похудеть, потому что в Москве тебе делать нечего, только есть. Но уходила я оттуда, станцевав четверку цыганочек в балете «Эсмеральда», а это уже все-таки какой-то рост.

Наверное, решила, что все верно, когда сделала пару отрывков и меня за них похвалили. — Не ощущала себя бездарной в театральном, но не задумывалась, талантливая ли я. Потом Владимир Мирзоев взял в Театр Вахтангова в спектакль «Король Лир» играть Корделию. Почувствовала, что приобрела ноги, что стою на них. На третьем курсе снялась в фильме «Смерть Таирова» режиссера Бориса Бланка. Я тогда еще училась в институте. В меня поверили, а я такой человек, которому важно, чтобы в него верили, хвалили, тогда сразу расцветаю. Там на квадратный метр были одни звезды: Алла Демидова, Алексей Гуськов, Александр Лазарев, Алексей Петренко.

На улицах буквально показывали пальцем. — Помню, как в перерыве между съемками оказалась в центре, заглянула в кафе и сразу вышла, потому что поняла, что не могу спокойно там остаться, на меня все будут смотреть. Ее опекали даже продюсеры. Как Нелли Уварова выжила, вообще не представляю. Была зима, поехали покупать подарки на Новый год, нас узнали, и пришлось спасаться бегством. Мы с Юлей Такшиной однажды бежали из торгового центра. Тогда же реакция была дикая: тебя как собаку загоняют в угол, со всех сторон смотрят и чего-то хотят. Сейчас тоже есть узнаваемость, но люди могут подойти и попросить сфотографироваться, написать что-то. Это неприятно.

Наверняка начали узнавать на улицах. — Вскоре вас пригласили в сериал «Не родись красивой», и к нему вспыхнула народная любовь. Понравилось это ощущение?

Дико раздражает наматывать круги, потому что нельзя бросить машину. — Парковка у меня хоть и бесплатная, как у многодетной мамы, но попробуй ее найди. Я сейчас выпускаю спектакль «Платонов» в Театре сатиры, так рядом с ним просто невозможно найти свободное место. Особенно в центре. И там можно почитать! Поэтому полюбила метро, к тому же мы недавно переехали, и оно к нам стало близко. А тут я знаю, что полчаса в дороге полностью мои. В обычной жизни с тремя детьми это редко удается. Четко знаю, когда приеду. И не теряю времени. Я в такие моменты краснею как чайник и стараюсь выйти и зайти в другую дверь. Пару раз ко мне подошли в метро, причем так интеллигентно: «Оля, здравствуйте».

Привыкли к вниманию? — Сегодня вы спокойно передвигаетесь на метро.

А парковка – это для Москвы большое дело. — Да, у нас бесплатный проезд на метро для одного из родителей и для всех детей.

Оформили удостоверение многодетной мамы? — Бесплатная парковка – одна из льгот?

У нас со всем этим такой тарарам. — Когда я в МФЦ узнавала про все эти выплаты, льготы, то с чем-то даже опоздала, потому что очухалась слишком поздно, Феде уже было полгода. Порой кажется, меня ненавидят все, особенно в школе, думают: «Ну почему она не может оплатить вовремя, что, у нее денег нет?» Я всегда последняя вношу деньги за кружки детей. Частично занимаюсь я, частично Паша. У нас сейчас не продлена та самая парковка. До смешного доходит. Но из машины вытащили документы, их нужно восстановить, а для этого завести личный кабинет в госуслугах. Надо доехать в МФЦ. И Паша тоже. Сделать это я не могу, не умею и так далее. Такая семья. Замкнутый круг! Мечтаю о человеке, который бы мне со всем этим помогал.

И няня у нас есть. — Моя мама, она давно переехала из Киева, уже гражданка России.

Нет его. — Где мой маникюр? Иногда я выдираю какое-то время, но немного.

Как быть? — Несколько дней назад мы ехали после репетиции, и я сказала Паше, что дико устала, а нас позвали на какую-то выставку детскую, и описание у нее невероятное. А сама думаю: мне же хочется просто лежать и чтобы никто не трогал. Решила все-таки ехать, причем на метро, потому что пробки жуткие. Дети их дают. Но, когда мы после выставки хохотали вместе в такси, вдруг поняла, что у меня появляются силы. Вместе с ними ты растешь внутри себя, становишься больше, тебя распирает энергия, и ты можешь все.

Когда ждала Сашку, мне казалось, будет мальчик, наверное, поэтому она и родилась такая энергичная. — Думала о том, что хочу мальчишку. Здорово, когда у тебя большая семья. Я у родителей была одна, мечтала о брате или о сестре. Все друг друга знают, общаются. Как в Грузии, когда они все собираются за длинным столом. Мне этого не хватило в детстве. Семья – это твое дерево, за него надо держаться. Это круто! А сейчас иногда смотрю на своих, говорю мужу: «Паша, у нас трое детей, мы многодетная семья».

Во-вторых, немножко расширились. — Во-первых, мы перебрались ближе к школе девочек, потому что утомились их возить, а сейчас они могут ходить туда пешком. Было тесно. Трое детей не могут жить в одной комнате. Прошлое жилье мне не нравилось еще и потому, что в нем мало солнца, а в этом его столько! А теперь мы переехали, и мне ужасно нравится район. Теперь нам осталось сделать здесь ремонт.

Он связан с тем, что вас стало пятеро? — Вы упомянули переезд.

0