Европейцы вовсю открещивались от норм Викторианской эпохи, в то время как в голливудских фильмах воспевали чистых девушек, не знавших ничего о сексе прибегали они к нему лишь под натиском злодея. США известны чрезмерной религиозностью и медленным реагированием на изменения в мире.

Тьюрелла, режиссера документального фильма 'Богини любви', возникла взаимосвязь секса с насилием: зрителей-мужчин возбуждало увиденное, а женщины отмечали в фильме пропаганду целибата. К слову, тогда же, по мнению Сола Дж. Такой паттерн был редким в 1915 году, но позже он использовался часто.

От скромницы до женщин-вамп: как формировались первые секс-символы

Героиня так же попадала под влияние негодяя и нехотя занималась с ним сексом, однако действие сопровождалось налетом комичности, совсем как в короткометражке 'Болтушка Берта'. Другим повторяющимся мотивом тогда был секс в сочетании с сатирой.

От скромницы до женщин-вамп: как формировались первые секс-символы

В противовес ей был создан образ женщины-вамп: искушенной девушки, поведение которой резко не одобрялось в обществе, однако в кино ее ждали. Основным секс-символом того времени была Лилиан Гиш, героиня которой не пила, не курила и даже не могла допустить мысли о связи с мужчиной. Самой знаменитой роковой женщиной тех лет стала Теда Бара.

От скромницы до женщин-вамп: как формировались первые секс-символы

Относительно, насколько это было возможно в начале 20 века. После Первой мировой войны роль женщины в культуре изменилась: бывшая домохозяйка получила право голоса и стала свободной. Секс в кино также трансформировался, благодаря герою Валентино антагонисту в картине 'Шейх', снятой по скандально известной книге.

Это заставило шоураннеров создать новую секс-символ: так и появилась Клара Боу, взбалмошная авантюристка, любившая поозорничать. Причина такой славы заключалась в резкой смене имиджа злодея: он не был ужасом в чистом виде, а, напротив, восхищал женщину.

Главное, что сотворила актриса показала миллионам девушек: секс это не насилие, и он несет в себе наслаждение для обеих сторон. Как и девушки из первых фильмов, она восхищала зрителей детскими манерами, но при этом соблазняла мужчин, подобно фам фаталь.

Создается фильм 'Женщина мира' с Полой Негри в главной роли. Попутно до Америки доходят свободные европейские нравы, и режиссеры вынуждены на них реагировать. Не в силах терпеть лицемерие пуритан, она защищает себя кнутом. Актриса воплощает в себе черты, присущие для героини-вамп: позволяет закурить или выпить в кадре, однако сталкивается при этом с гневом горожан. Негри меняет мировоззрение жителей и взгляды Америки.

У зрителей все чаще появлялся спрос на нечто экзотическое, как например вольную адаптацию истории Фауста и Мефистофеля в фильме 'Скорбь Сатаны'. Запреты отвергнуты. К слову, девушка из киноадаптации заметно отличалась от героини из первоисточника: она позволяла себе куда больше, чем влюбленный в нее ученый, да и амбиции у девушки оказались внушительнее это и погубило ее, если верить режиссерской версии. Дьявол предлагает Фаусту все, чего он пожелает: славу, богатство, престиж, любовь юной Маргариты, которую сыграла Лиа де Путти.

Сесил Блаунт Демилль даже снял 'Непредумышленное убийство', чтобы сравнить американскую невоздержанность с оргиями Древнего Рима и показать юным зрителям, что с ними станет, потеряй они осторожность и стыд. Женщины 20-х стали квинтэссенцией нравов того времени: они были порывисты, эмоциональны, не отличались скромностью. Демилль же и стал популяризатором сцен женского купания еще одного любимого символа зрителей. Непонятно, правда, действительно ли он боролся за мораль, потому что изображал дохристианскую эпоху на редкость открыто.

Парадокс заключался в том, что в той же Германии 20-30-х годов на деле царили строгие порядки. Самое забавное, что в Европе заходили куда дальше: американских фильмоделов сильно тормозили чопорные нравы государства, в то время как немцы, шведы и британцы получили полный карт-бланш. Видимо, они ощущались не так сильно, как в США, раз Пабст позволил себе снять 'Дневник Падшей' в 1929 году фильм, где он показал, как менялось отношение девушки к борделю, где жила единственная ее знакомая в новом городе.

Она была холодной и смертоносной, как Антинея в 'Атлантиде', безжалостной, но харизматичной, как героини Марлен Дитрих в 'Голубом Ангеле' или в 'Марокко'. Снова изменения, но не в ментальности, а в характере героини. 20-е оказались чересчур шумными люди требовали чего-то спокойного, но недостижимого.

Появилась Бетти Дэвис с ленивым южным акцентом, дуэт Руби Килер и Дика Пауэлла, воплощавший математически выверенные фантазии Беркли на экране. До 30-х главными секс-символами были европейские актрисы, затем Фабрика Грез принялась за создание собственных стереотипов. Уэст была непозволительно стара по тем меркам, но оставалась любимицей зрителей. Примой стала Мэй Уэст, высмеивавшая все нормы морали: она любила нежиться в постели, управлять мужчинами и назначать им свидания тогда, когда хотелось ей именно ей.

Барбара Стэнвик в 'Мордашке' не желала биться о стеклянный потолок и оставаться на низкооплачивемых должностях: своим обаянием и влиянием на мужчин она пробила дорогу на самый верх. Великая депрессия перевоплотила отношение к сексу и породила новый тип героинь, использующих привлекательность во благо. Даже будучи замеченной в интрижках, она сумела выпутаться из передряг и найти покровителя, при этом Стэнвик стала одной из последних женщин, транслирующих образ искушенной девушки.

США нужна была здоровая нация, которая будет стабильно давать потомство и жить по давно забытым традициям. Голод в стране и начинавшаяся Вторая мировая война изменили все господствовавшие представления об отношениях. Отсюда и возникла любовь режиссеров к новому старому типажу девочке по соседству.

Бетти Грейбл и ее многочисленные персонажи была как раз такой: вдохновляла мужчин на подвиги, веселилась, танцевала. Так же, как и героиня немого кино, она не помышляла о сексе, оставалась только с одним мужчиной и видела свое предназначение в ведении быта и воспитании детей. С ней герой мог немного пофлиртовать, чтобы затем жениться и создать семью.

Фотосессии в мешке для картошки, яркий макияж иллюзия настолько завораживала, что зрителей совершенно не интересовало, кто скрывался за картинкой. Поскольку эталонная девушка 40-х не могла позволить себе лишнего, в ход шли любые попытки показать ее физическую красоту: необычные позы, облегающие и не всегда удобные костюмы. Та же Мэрилин Монро была народной любимицей, но на съемочной площадке ее ненавидели: звезда слишком много дурачилась, срывала дубли, забывала текст.

0