Главным образом потому, что его сложнее добыть, чем растительную пищу: даже маленькое животное могло убежать или поранить добытчика во время поимки. Во всех культурах мясо изначально было, прежде всего, символом статуса. По мере того как общество становилось иерархическим, не было большего знака статуса, чем способность есть мясо, когда захочешь.

Наряду с другими предметами быта, мясо считалось тем, что обязательно пригодится в загробной жизни. В своей книге Meathooked научный журналист Марта Зараска описывает открытие египетских гробниц, в которых фараоны были похоронены рядом с «мясными мумиями» корзинами с забальзамированным мясом птицы и говядины.

Адамс. Ассоциацию мяса с силой, статусом, изобилием отражает и наш язык, о чем упоминает в одной из своих книг писательница и феминистка Кэрол Дж. Чтобы глобально отказаться от идеи мясоедения, недостаточно просто перестать покупать мясо, придется изменить более укоренившиеся ценности и привычки. Сильного и мускулистого человека мы назовем «мясистым», а вялого, слабого, беспомощного – «овощем».

В основном она связана с верованиями, основанными на идее ненасилия: многие растафарианцы, последователи джайнизма, некоторые буддистские секты веками отказывались от мяса, рыбы, яиц и молочных продуктов. Во многих культурах практика полного воздержания от продуктов животного происхождения имеет давнюю историю.

Благодаря Дональду, который большую часть жизни был веганом, и его жене Дороти, слово vegan вошло в широкое употребление. Англоязычный термин «веган» появился только в 1994 году, когда плотник из провинциального британского городка Дональд Уотсон решил основать с друзьями «Веганское сообщество».

В 90-е годы выйдет книга Кэрол Адамс «Сексуальная политика мяса». Первоначально веганы не просто соблюдали диету, а придерживались системы ценностей, отвергающей и белок, и процесс, который пускал уничтожение животных на поток промышленных масштабов. Этот феминистский текст позиционировал веганство как единственное логическое решение социальной системы, которая сводила женщин и животных к желанной, но одноразовой плоти.

Инстаграм освободил это движение от старых невзрачных ассоциаций с соевыми бабами, коричневым рисом и хиппи в затасканной одежде. Огромную роль в трансформации образа веганства сыграли социальные медиа. Теперь веган – это красивая молодая девушка, смеющаяся за тарелкой салата, или подтянутый молодой человек с чашкой асаи и тостом с авокадо.

Более доступный веганизм стал отражать и язык: все чаще в меню и описаниях продуктов встречается слово «растительный», сигнализируя о чем-то безусловно здоровом, но не претендующим на борьбу за благополучие планеты. Интернет превратил движение с богатой политической историей и идеологической основой просто в еще одну здоровую привычку. Термин «флекситарианство», который появился в Оксфордском словаре в 2014 году и обозначает людей, сидящих на преимущественно растительной диете, но иногда позволяющих себе мясо, и вовсе превратил сложную идеологию в забавную субкультуру, окончательно сделав веганство мейнстримом.

Казалось бы, какое дело до того, что едят или не едят другие люди, но веганство вызывает у мясоедов более глубокие чувства, чем просто непонимание. Растущая популярность веганства не особо поменяла отношение к этому движению в обществе. Рассмотрим самые популярные причины негативного отношения к отказу от мяса:

0