Родственники насмехаются и советуют заняться делом, а друзья предлагают заполнить пустоту в душе вечеринками и алкоголем. К сожалению, многие до сих пор считают депрессию выдумкой. И есть ли выход из депрессии? К чему это приводит? Читайте в нашем материале.

Они откровенно рассказали о причинах появления депрессии, взлетах и падениях в лечении, а также методах, которые помогли им справиться с этим душевным недугом. Наши героини поделились своими трогательными историями. Свет в конце туннеля есть! Мы надеемся, что их истории вдохновят тех, кто сейчас переживает нечто подобное, и помогут поскорее выздороветь. И эти сильные девушки его уже нашли.

Реальные истории девушек, которые справились с депрессией

Условно я считаю, что она длилась пять лет (и началась с совершеннолетием). Сложно сказать, в какой день и месяц началась моя депрессия.

Папа много пил, а мама много кричала и плакала. Сколько себя помню, я всегда была свидетелем и пассивным участником ссор и скандалов родителей. Угрозы, слезы, шум, грохот и вспышки гнева уже давно стали рутиной в нашей семье.

Диагнозов и ясности было мало, одни анализы сменяли другие, выдавались новые направления, справки и таблетки. Из болезненного ребенка я превратилась в болезненного подростка.

К тому моменту у меня периодически случались вспышки гнева, несколько раз — зрительные галлюцинации, а также было расстройство пищеварения, почти постоянные головные боли и панические атаки (во время них мне казалось, что в моем теле происходит что-то опасное для жизни). Больше года я ходила по кругу, пока не попала к толковому неврологу. Придавали красок картине симптоматики — алкоголь, курение и легкие наркотики.

Местный психиатр поставил диагноз "астеноапатическая депрессия" и назначил антидепрессанты, транквилизаторы и нейролептики. Невролог направил меня в клинику неврозов, где я и пролежала целый месяц.

Я старалась не думать о том, что происходило дома все это время, и что отец и близкие родственники считают подобное лечение блажью и идиотизмом. Не знаю, что скорее принесло мне облегчение, — лекарства или месяц жизни вне дома — но мне стало лучше.

Увидев цены на лекарства, которые мне необходимо было продолжать пить, я решила больше ничего не принимать. Казалось бы, на этом история борьбы с депрессией могла бы закончиться, но она только начиналась. На тот момент я не работала, доход у семьи был скорее ниже среднего, и мне было стыдно входить в дорогостоящее лечение "своих выдумок" и "глупостей".

Физическое состояние порой не позволяло мне выйти из дома, я много спала или просто лежала. В течение месяца вернулись почти все симптомы, а с ними еще и более сильное расстройство пищеварения с резями, тошнотой, рвотой, головокружением и паническими атаками, не говоря про общую разбитость, сонливость и недомогание.

Так у меня появился первый врач-психотерапевт. Я снова обратилась к гастроэнтерологу, которая на этот раз сразу отправила меня к неврологу с "синдромом отмены". Встречи были нерегулярные, чаще я вела монолог, а в конце просто получала рецепты на лекарства.

"Среда обитания" осталась, по сути, та же, но лекарства успокаивали тревогу, усмиряли злость и горе, притупляли перепады настроения и эмоциональные качели. Впечатления от длительного приема антидепрессантов и транквилизаторов у меня смешанные.

В 20 лет, в разгаре очередного скандала, я попыталась покончить с собой — съела все имеющиеся у меня таблетки и была госпитализирована. Обстановка в семье становилась хуже и токсичнее.

Так я начала открывать для себя мир психосоматики, а с ним появились и первые представления об ответственности за свое душевное и физическое состояние. Тем временем, мне стали попадаться книги доктора Синельникова, Лиз Бурбо и Луизы Хей.

Благодаря друзьям и хобби (несколько лет активного администрирования онлайн-сообщества о музыкальной группе) мне удавалось сублимировать некоторую часть боли в творчество. Все это время я умудрялась учиться в институте. На четвертый год, ко всему прочему, со мной произошло сексуальное насилие.

Чувство безысходности и обреченности было нормальным и единственным знакомым фоном существования. Я находилась во многом в анестезированном состоянии, периодически пила и уходила всеми доступными способами в забытие (творчество, компьютерные игры, интернет, вечеринки и отношения). Меня окутывали вселенская тоска по чему-то неуловимому, состояние недостаточности, одиночество и уныние. Кроме того, я страдала от хронической усталости и тяжести в теле, душевной опустошенности.

Я часто говорю, что это было событие, разделившее мою жизнь на "до" и "после". Что же изменило ситуацию? Через запрос в поисковике "Как избавиться от депрессии самостоятельно?" я вышла на летний палаточный йога-лагерь на Ладожском озере.

Такая поддержка была, как живая вода — мои симптомы на глазах сходили на нет. Там произошло сразу несколько событий, перевернувших привычное мировоззрение с ног на голову: мы с подругой жили в творческой "семье" (что-то вроде отряда), носились по разным практикам и впитывали всю информацию, как губки, знакомились с новыми взглядами на мир и жизнь, я делилась своей безрадостной историей у костра и впервые получала огромное количество безусловной любви.

Не могу сказать, что я в мгновение ока исцелилась, но увидела уверенную альтернативу, по крайней мере. Так, на пятый год долгой и тяжелой депрессии, я познакомилась с совершенно другим миром: осознанных, здоровых и счастливых людей. И, воодушевленная, начала долгий путь из ада.

Полтора года нахожусь в личной психотерапии. Сейчас мне 25, я психолог, замужем, мама годовалого сына. Принимая во внимание весь мой разнообразный опыт попыток избавления от депрессии, я ныне придерживаюсь мнения, что активным саморазвитием и духовными практиками стоит заниматься психически здоровым и устойчивым людям. С того лета три года назад я перепробовала несчетное количество практик и инструментов исцеления и работы над собой — психологических, телесных, эзотерических, актерско-режиссерских и духовных. Многие из практик загоняли меня обратно в уныние и душевную боль, так как проводились непрофессионалами и небезопасно.

Материнство неумолимо поднимает старую память, бередит раны. К настоящему моменту, я три года живу отдельно от родителей, и до сих пор возвращаю себе себя, обретаю заново свою самостоятельность и цельность.

Я изучаю тело и его потребности, учусь заботиться о себе и заново выстраиваю взаимодействие с людьми. Путь неблизкий, работы предстоит еще много, но и немало уже проделано: чувство вины не течет больше вместо крови по венам, гиперответственность и готовность разорвать себя на кусочки ради близких и их благополучия больше не владеет моим разумом. Я нашла свое любимое дело!

Йога, медитации, тренинги личностного роста, танцы, религия и даже антидепрессанты — отлично, но вторично. В завершение, хотелось бы сказать, что психотерапия — это то, что я рекомендую в первую очередь, когда меня спрашивают с чего начать.

В голове всплывали вопросы... После событий 2014-го года в родном городе, оптимальным решением для меня стал переезд. Зачем ехать? Куда ехать? Дом, друзья, работа — моя жизнь мне нравилась. Ведь тут все устроилось приятным для меня образом. Когда не знаешь как поступить, плывешь по течению. Мне поступило предложение переехать в Киев, да и рабочее место прилагалось. Так я и поступила.

Большой, шумный, ритмичный — он только оттенял мое одиночество. Киев оказался абсолютно не подходящим для меня городом. Поэтому когда предложили другую работу, которая включала в себя постоянные командировки и проживание в разных городах, я, недолго думая, согласилась. Да и заводить знакомства не сильно хотелось, у меня ведь есть свой круг общения, правда, разбросан теперь по всему земному шару.

Когда что-то не получалось, я просто все рушила и уезжала. Какое-то время я так и жила — без привязки к месту. Поплачешь себе тихонько в дороге, вроде и легче. Проще простого.

На этот раз это очень милый город у моря. Очередной переезд. И вроде бы все хорошо, но опять хочется бежать. Спокойный, размеренный. Только не удается. И чем дальше от себя, тем лучше. И чувство одиночества не отпускает.

Ощущения не из приятных. У меня началась депрессия. Такое ощущение, что чья-то рука сжала твои внутренние органы в кулак и никак не хочет разжать. Больно физически. Все это приправляется страхом, стыдом и чувством вины, которые ты уже не различаешь и часто путаешь одно с другим.

Поэтому я начала поиски психотерапевта, который помог бы мне разобраться со всем этим. Благо, было понимание, что все проблемы в моей голове, да и порядком надоело "бегать" по всей стране — хотелось уже найти свое место. Знакомые порекомендовали очень милую девушку, стоимость сессий у которой меня устраивала.

Но с каждой новой встречей что-то во мне стало меняться. Помню первую сессию: я сидела сжавшись, свернув руки в кулак и кратко отвечая на вопросы. Она медленно взращивала мое внутреннее "Я", которое я пыталась ужать до размеров "внешнего каркаса". Она научила меня "замедляться", чувствовать и ощущать все, что происходит здесь и сейчас.

Тяжело делать шаг назад, когда прорываешься вперед и впервые осознаешь что-то. Путь был нелегким — он сопровождается кризисами, инсайтами и болезненными откатами. Да и грусти, и тоске есть место в нашей жизни. Но теперь есть четкое понимание, что любая депрессия — конечна. Иначе радость не была бы столь "вкусной" и желанной.

Я до сих пор не переехала и пока не планирую. Что происходит в моей жизни на данный момент? У меня появились новые друзья, отношения. Нет, я не нашла для себя дом — я стала домом сама для себя. Я гораздо легче меняю работу и не пытаюсь все разрушить при первой же возможности.

Фокус зрения сместился с проблем на успехи. Я стала эмоционально стабильней, так как лучше разбираюсь во всем, что со мной происходит. Я обращаю внимание на все, что меня окружает. Теперь я вижу не только "фигуру", проблему, на которой раньше концентрировалась, — стал заметен фон. Конечно, многому еще предстоит научиться, но самое главное — стало легче дышать.

Сегодня я с гордостью могу произнести "была", рассуждая о депрессии, как о бывшей подруге или парне. Два года назад у меня была затяжная депрессия. Это глубокие, сильные взаимоотношения, частичка которых острым осколком останется со мной на всю жизнь. Но, в отличие от подруги или парня, от депрессии не отпишешься в Инстаграме, не кинешь в черный список, ее невозможно игнорировать, не отвечать на звонки.

Как-то раз я проснулась очень уставшей, и решила, что не пойду на учебу. Я была 19-летней талантливой студенткой, училась на модельера-конструктора одежды, жила с друзьями, выбиралась на выходных на концерты, очень экстравагантно одевалась и собиралась поступать в Берлин и отшить там свою первую коллекцию. Целый день я провела в кровати, а утром все повторилось снова.

К сожалению, отдых не принес пользы — я ощущала нарастающую внутри меня пустоту, а учеба перестала приносить удовольствие. Подумала, что перетрудилась на учебе (заданий было и правда много), да и сессия была на носу. Надо было что-то решать, и я подумала, что всему виной учеба, из-за которой у меня не остается времени на творчество, поэтому за месяц до окончания третьего курса я ушла, так и не забрав свои документы. Через несколько дней у меня уже не было сил просто сходить в магазин.

Но через время снова почувствовала себя уставшей, ленивой, злой. Я захотела открыть свой онлайн-магазин в Инстаграме, стала реализовывать свои идеи и даже отшила несколько вещей. Вскоре к этим симптомам присоединились тревога, апатия и даже агрессия в сторону своих успешных друзей.

Я испытывала чувство вины и отвращения к себе за то, что не смогла оправдать надежды родителей, свои мечты. Просыпалась поздно вечером, пила алкоголь и не убирала в комнате. Может, мое существование — это ошибка? Не понимала, зачем живу, если не нужна родителям (они выставили меня в 18 лет), денег на существование нет, как и отношений. Это продолжалось полтора года. Каждый день я думала о том, чтобы покончить с собой.

Я нашла себя в каждом пункте. Однажды, моя подруга поделилась в социальных сетях рассказом о своей депрессии и терапии, а также прикрепила список состояний, которые требуют срочной медицинской помощи. Я обратилась к родителям за помощью, но они не хотели меня слышать, друзья тоже говорили, что мне нужно просто начать что-то делать. Так поняла, что мне срочно нужен специалист. Не упасть на дно мне помогло чудо! Стала воровать у друга Ксанакс (противотревожное средство), иногда выпивала по 6 таблеток за ночь.

Во-вторых, познакомилась с людьми, которые стали делиться своим опытом преодоления депрессии. Во-первых, я нашла интересную работу. Поняла, что меня любят. И в-третьих, я, наконец, съездила к семье в Германию и мы нашли общий язык.

И несмотря на то, что я проделала уже очень большой путь, не перестаю работать над собой. Сейчас могу назвать себя здоровым взрослым человеком. Здесь я начала работать со своим умом через тело, и у меня появилось огромное количество невероятных знакомств. Я устроилась работать веган-поваром в йога-студию.

0
Санитайзеры. Антисептики. Москва. Доставка.