Художница Нина Мурашкина: «Сексуальность в Европе воспринимается свободнее»

Интимный дневник всегда есть со мной. Ninochka — это три истории из интимного дневника в формате сюрреалистической сказки. Ninochka — это одноименный фильм-нуар по сценарию моего любимого режиссера Билли Уайлдера с Гретой Гарбо в главной роли. Также это мое имя, это эго, исследование внутреннего я. Также это был первый фильм, где Грета Гарбо смеется, и в случае моего арт-бука очень важно. Она там шпион, которая ведет разведку вместе с русскими. Ninochka — микс моего имени, ее игры и этой невыносимо красивой культуры 40-50-х, а также черно-белого кино.

Художница Нина Мурашкина: «Сексуальность в Европе воспринимается свободнее»

О живописи — отдельный разговор. Собственно, в этом слове заключается не только «селфи», но и отголоски культур, которые мне близки: чёрно-белое кино, нуар, триллер, драма, романтизм и гротеск. Здесь лирика, новый для меня, не «красный» колорит, более чем глубокая проработка образов. Эта серия из 10 круглых работ, самостоятельных каждой в отдельности и цельных в своем единстве. Для меня важен этот контекст преемственности в традициях, возрождении украинской живописи. В живописной серии есть отсылки к Парсуне — светским портретам, написанным по принципу иконы, к наивному украинскому искусству.

Художница Нина Мурашкина: «Сексуальность в Европе воспринимается свободнее»Художница Нина Мурашкина: «Сексуальность в Европе воспринимается свободнее»

Это образ мысли. Я даже не могу сказать, что я выбирала тему. Это ракурс виденья реальности.

Художница Нина Мурашкина: «Сексуальность в Европе воспринимается свободнее»

Терзания человеческой души. Душа. И очень часто эти душевные терзания о любви, о страстях, о том, о чем молчат, о том, о чем не скажешь просто так на воздух.

Сейчас живу в провинции Барселоны, и могу сказать, что публика везде интересная. Я путешествовала, делала выставки в Австрии, Китае, Прибалтике. Иногда волнение даже сильнее, чем когда создаешь произведение. Исходя из того, что мои темы близки каждому человеку, реакция всегда очень яркая, фидбек есть, и он всегда очень волнует. Единственная разница в аудиториях заключается в том, что сексуальность в Европе воспринимается свободнее, там нет запрета на тело.

Есть зрители, есть мои работы, есть мой образ Нины Мурашкиной, и в этих рамках, они достаточно широкие и достаточно узкие одновременно, я знаю, что делать. Это называется профессионализм, который вырабатывается с годами. Знаю, как реагировать.

И потом, если говорить о концептуальном современном искусстве, то здесь нужно самообразование. Первый мостик — эмоциональный. Нужно перед этим прочитать хотя бы Марселя Дюшана (французский и американский художник, теоретик искусства — ХОЧУ) или воспоминания американского художника Энди Уорхола, или «Краткую историю кураторства» Ханса Ульрих Обриста (критик, историк искусства — ХОЧУ). Его сразу не поймешь, это правда. То есть нужно иметь какой-то бекграунд, чтобы воспринимать искусство.

Так же и с искусством. Например, литература — мы читаем что-то в детском саду, что-то в школе, и книжки усложняются в зависимости от возраста и потребностей человека. Я лично знаю нескольких коллекционеров, которые даже пробуют материал на ощупь. Начинающий коллекционер, потребитель, зритель современного и несовременного искусства может начинать с чего-то простого, а дальше постоянно самообразовываться. И они видят в итоге, за что платят. Они видят, что это нелегко создавать, понимают, сколько нужно лет учиться, чтобы появилась картина.

Как-то я покупала, чтобы поддержать живого художника, чтобы выбить мысли о депрессии. У меня есть небольшая коллекция, это работы моих друзей. Такое часто бывает.

Разве что количества коллекционеров. В целом всего хватает. Которые не просто платят, а понимают, что они покупают. Они есть, и даже молодые вырастают сейчас, но хотелось бы больше образованных. Работы, таким образом, приобретают вес, ценность. Содержат работу в хороших условиях, делают ей провенанс (история владения художественным произведением — ХОЧУ), разрешают выставлять ее.

Также воспоминания Энди Уорхола. «Краткая история кураторства» Ханса Ульрих Обриста. Например, он падал в обморок, чтобы привлечь внимание галеристов, и только после того, как все вокруг него собрались, начинал рассказывать о себе. Там масса советов для начинающего художника. Это не только эпатаж, это очень дельные советы.

Это великолепная серия для любителей настоящего, хорошего чтива. И, конечно же, все книги, которыми занимается издательство ArtHuss. Я большая поклонница автора, и надеюсь увидеться живьем. Например, книжка Грейсона Перри «Не бойтесь галерей» — это бриллиант. Наконец в Украине появилось такое издательство, которое занимается образованием общества.

Они приблизительно моего возраста. Аудитория, которая смотрит, это часто чувствительные души, сердца, женщины, мужчины, позволяющие себе отдаться чувствам и это интеллектуалы. Но покупающие коллекционеры взрослее, конечно.

Не могу сказать, что это сложно — это похоже на игру с множеством неизвестных, как прыжок с трамплина: смотришь, куда прыгнешь, и что будет. Сама себе я бросаю вызов быть новой в этой теме, в этом ключе.

0