— Во время Гражданской войны в Испании в 1937 году были серьезные бомбежки, от которых гибло мирное население, и мой дедушка отправил трех дочерей в Россию. — Моя мама испанка, а папа литовец, – рассказал «Антенне» Альгис Арлаускас. Оба жили в Москве, папа после окончания вуза работал главным редактором издательства «Прогресс», а маму пригласила быть помощницей по делам молодежи легендарная женщина, председатель компартии Испании Долорес Ибаррури, после победы фашистского режима диктатора Франко жившая в СССР. Мама с папой познакомились в 1957 году в Сочи в доме отдыха, сидели за одним столом в столовой. Летом мы часто отдыхали в Литве, и с испанскими родственниками я познакомился уже в четыре года. У нас была интернациональная советская семья. В Испанию маму из-за ее работы не пускали, только не советские органы, а, наоборот, испанские франко-фашистские власти. Мы отправились на место встречи во Францию на границу с Испанией, куда приехали мои бабушка, дядя, двоюродные братья и сестры. С тех пор для меня стало поехать в Литву, а затем Испанию – как в деревню к бабушке.

Фильм стал, как сказали бы сейчас, блокбастером, самым кассовым за год. Я благодарен Леониду Иосифовичу Гайдаю, что он пригласил меня в «Спортлото-82». Рядом были такие актеры: Филлипов, Гребешкова, Кокшенов, Пуговкин, Брондуков! Но мне проснуться знаменитым после этой картины не удалось. Когда тебя выбрали, чтобы не быть собой, а напоминать Демьяненко, сложно стать звездой. Да и Гайдаю нужен был новый Шурик, в силу возраста Александр Демьяненко быть им уже не мог. В кулуарах он сожалел, что Гайдай не фонтанирует придумками, шутками и не гоняет актеров, как раньше. На съемках мы подружились с Михаилом Ивановичем Пуговкиным. В первой половине дня еще ничего, а во второй – совсем без энергии. Леонид Иович работал устало. А с Пуговкиным после съемок, так случайно получилось, мы семьями два года снимали по соседству дачи под Внуково, там собирались под чаек, иногда под водочку, и вели разговоры о профессии. За обедом он незаметно доставал из чемоданчика коньячок, принимал для куражу пару рюмок, которые, наоборот, расслабляли его еще больше.

«Я не Шурик, я другой»: как сложилась жизнь звезды «Спортлото-82»

В наш детский сад пришла съемочная группа фильма «Путь к причалу» Георгия Данелии, и меня утвердили на роль сына боцмана. Актером я стал случайно. Первую главную роль сыграл в девять лет в телеспектакле, а серьезную роль в кино – в 15 лет в «Юнге Северного флота» режиссера Владимира Рогового, это был его второй фильм после «Офицеров». Потом моего персонажа сократили, но я попал в картотеку киностудии. И в 16 лет решил, что могу быть режиссером, поступал во ВГИК и, естественно, провалился. Съемки проходили в Севастополе, на Соловках, в военных городках, все было так экзотично, что я влюбился в кино. Это была колоссальная удача! По совету Владимира Рогового отправился в театральные вузы на актерское отделение и оказался в Щукинском училище. Учился, снимался, пять лет проработал в МТЮЗе. Конкурс был 100 человек на место!

«Я не Шурик, я другой»: как сложилась жизнь звезды «Спортлото-82»

В основном это было желание жены. А в 1991 году мы переехали жить в Испанию в город Бильбао. Хотелось, чтобы дочь и сын росли в другой, теплой, домашней обстановке. Ситуация в стране сложилась взрывоопасная, по улицам Москвы ездили танки. Юношеская мечта стать режиссером, как гвоздь, застряла в моем мозгу. К тому же мне предложили в Испании работу. Настырность и целеустремленость у меня от них. Литовцы и баски упорные, бескомпромиссные народы-борцы. Правительство Страны Басков предложило мне как продюсеру и режиссеру снять телевизионный документальный сериал «Жить и умирать в России» про басков в России, что я и сделал. В результате с четвертого раза я поступил во ВГИК на режиссерский факультет, там влюбился в документальное кино, с 1985 года постепенно отложил актерство и считаю себя режиссером-документалистом.

«Я не Шурик, я другой»: как сложилась жизнь звезды «Спортлото-82»

Накануне я прочитал сценарий, и он мне показался кондовой политагиткой. С женой Мариной Шиманской мы познакомились на кинопробах на студии Горького, как сейчас помню, 7 июня 1977 года. Когда появился режиссер, мы в один голос стали ему об этих недостатках говорить, на что он ответил: «Ну вы и спелись! Прийдя на студию, увидел красивую, похожую на подростка блондинку, мы разговорились, и выяснилось, что она тоже видит слабые стороны сценария. И мы несолоно хлебавши ушли. Раз вам так не нравится сценарий, то вас обоих даже пробовать не будем». Она меня угостила. Я пригласил Марину в кафе студии, а потом выяснилось, что у меня с собой нет денег. Мы задружились и в августе 80-го года расписались.

Мои родители в свое время тоже развелись на 31-м году совместной жизни, мы с Мариной – на 34-м. Так сложилось, что пару лет назад мы с женой разошлись. Но мы до сих пор вместе преподаем в нашей школе. Такое бывает. Пока это мой интимный, не для обсуждения круг, который только складывается, и я только начинаю ощущать себя в нем комфортно. Моя нынешняя супруга англичанка, балерина.

Мы жили в доме моего деда, дети пошли в школу, в которую ходила моя мама. Переезд был не иммиграцией, а возвращением на круги своя. Мы вместе создали театральную школу, которая существует и сейчас. Правда, Марине сначала оказалось непросто, она даже хотела вернуться в Россию, но постепенно выучила испанский язык, стала сниматься в сериалах и преподавать.

Дочь Ольга после окончания испанского университета поехала получать дополнительное образование в Москву на Высших режиссерских курсах и познакомилась с Никитой Тихоновым-Рау. Наши с Мариной дети давно выросли. Они поженились, счастливы, создали свою студию документального кино. Он наш человек, из актерско-режиссерской семьи. Так что жизнь налаживается. Сейчас с детьми, 9-летней Аней и 2-летним Марком, гостят у нас в Испании, встречаются с Мариной, со мной и моей новой половиной.

Как возникает необходимость сыграть русского, немецкого, шведского шпиона-разведчика, обращаются ко мне. Хоть я и говорю с легким славянско-нордическим акцентом, но быстро нашел работу актером в Испании. И в России у меня все больше работы. В прошлом году сезон снимался в роли романтичного разведчика Петрова в известном ежедневном сериале «Любовь навсегда», который идет уже 12 лет. Недавно мой новый документальный фильм «Заговор сумасшедших», где сопродюсером выступает зять Никита Тихонов-Рау, получил несколько гран-при на российских фестивалях. Как режиссер я сделал фильмы «Победитель», «Женщина под грифом «секретно», в обоих проектах снималась Марина. Как актер сыграл в сериале «Анна-детектив». Сейчас ищу средства для документального фильма «Подели мое сердце», посвященного испанско-русским связям в поэзии и литературе. Я всегда считал, что Испания, Литва – это мои малые родины, а мое сердце принадлежит России.

0

Что скажете?)

Введите ваш коммент!
Как ваз можно звать-величать?