– Два года назад я рассталась с мужем, — рассказала Наталия Wday. — И это абсолютно позитивное событие, в связи с которым у меня изменились образ жизни, мироощущение. Пять месяцев назад я подстриглась почти наголо и с наслаждением вдохнула чувство свободы, кайфа, обновления. Я живу с ощущением человека, которому заменили всю кровь и перепрошили мозг.

Для творчества у меня должно быть состояние непокоя в хорошем смысле слова. Когда я находилась в браке, случались периоды, в которые я по году ничего не писала. Настолько размеренная и предсказуемая жизнь, что не находилось никаких эмоций для сочинения песен. Муж любил спокойствие и дом. К тому, чем я занимаюсь, всегда относился с большим уважением и пониманием, но к миру шоу-бизнеса и всему, что с ним связано, — крайне негативно. Первые годы он делал все, что мог, помогая мне в Москве, пытался приноровиться, но безуспешно. В итоге каждый стал заниматься своим делом, мы так бесконечно отдалились друг от друга, что пути назад уже никакого не было. Его образ жизни и мировоззрение меня как творческого человека глушили. И при всей нашей любви друг к другу мы поняли, что настолько разные люди, что будет лучше расстаться. И чем больше проходит времени, тем больше я понимаю, насколько правильным было это решение. Возможно, стоило принять его раньше.

Меня ужасает количество семей, в которых люди просто терпят. Считают, если женился один раз, значит, нужно мучиться всю жизнь. Я тоже не представляла, что возможно иначе. Когда смотрела «Покровские ворота» и слышала, что Хоботов и Маргарита Пална прожили вместе 15 лет, цифра казалось немыслимой. А недавно поняла, что я была замужем на 5 лет дольше. Люди, боясь перемен, живут воспоминаниями, как они были счастливы когда-то. Но зачем? Самое страшное, когда потухает взгляд. Так что я за то, чтобы отпускать друг друга и не бояться. В первой песне, которую я выпустила после расставания, посвятила слова мужу: «Мы всегда друг у друга будем, это связь не умрет никогда. Мы родные друг другу люди — навсегда, навсегда, навсегда. Ты не бойся, это не страшно, крылья нам даны, чтоб летать. Вовремя уметь расставаться и отпускать, отпускать».

Я стала намного счастливее. Мы по-прежнему семья, мы дружим, у нас чудесная дочка, которая отнеслась к нашему решению с невероятным пониманием. Она сказала: «Мамочка, я сначала, конечно, очень расстраивалась, но сейчас понимаю, что все правильно. Вы с папочкой стали гораздо спокойнее и счастливее. Слава Богу».

О дочери и воспитании

– Пелагее 13 лет, из них 6 она играет в театре. Хочет поступать в ГИТИС. Говорит: «Мама, ты певица и актриса, а я буду актриса и немного певица». Хотя мне кажется, что ей нужно немного другое. Она девушка с феноменальным чувством юмора, и я ее вижу журналисткой, ведущей. На моем дне рождения два года назад она придумала конкурс, вышла на сцену и держала внимание 50 взрослых гостей. Они лежали от смеха. И хотя в вечере принимали участие разные друзья-артисты, полгода я еще получала отзывы о дочери: «Она просто Ургант в юбке». Посмотрим, куда это все выведет.

У меня в детстве было очень жесткое воспитание. Папа-военный по вечерам встречал меня с секундомером. Если я заходила домой в 22:05, начинался ад. Также, если мне звонили после десяти вечера, телефонный шнур с корнем вырывался из стены. Потому что приличные люди в такое время не звонят. Были ситуации, когда мой 75-летний преподаватель по фортепиано просто хотел сообщить, что заболел. Телефон был разбит. И еще долго у меня сохранялся рефлекс: если звонили после 22 часов, я вздрагивала.

В мои 17 лет мы с папой подрались, и я ушла из дома. Хотя надо отдать должное: первую песню я написала во многом благодаря ему. Из-за его перманентных комментариев: «Сколько же можно играть эту классику, попробуй, черт возьми, что-то свое сочини». Во взрослом возрасте я пыталась наладить с папой контакт, но безуспешно — много лет мы не общаемся совсем.

Иногда я думаю, что иметь такие яркие примеры, как «нельзя», очень полезно. Сейчас мне очень важен диалог с дочерью, которого я была лишена в детстве. С Пелагеей мы вместе украшаем комнаты, слушаем музыку, танцуем, смотрим кино. Например, у нас есть традиция: лечь на диван, налить кофе, включить сериал «Кухня» (дочка его обожает) и обсуждать поступки героев. И для меня так ценно, что Пелагея советуется со мной по поводу отношений с людьми.

О всеми любимом хите

– Я очень люблю песню «Я у твоих ног». Хотя периоды отношения к ней были разные. Первые лет пять доходило до комплекса: что бы ни выпускала, все просят «Я у твоих ног». Что ж такое? Потом хватило мозгов понять, что мне удалось с первого раза создать то, что люди пытаются создать всю жизнь. Песню, которую будут хотеть слушать всегда. Помню, как в момент моего очередного возмущения продюсер сказал: «Ну ты даешь… Ты будешь петь ее до конца жизни!» Тогда меня эта фраза шокировала, а теперь думаю, что это правда.

Хотя в 1999 году в моей тетради в клеточку, где я записывала тексты песен, «Я у твоих ног» проходила под номером 50. Ничем не выделялась абсолютно. Просто тогда я встретилась с человеком, который позвал попробовать что-то записать на студии. Мне было без разницы, что именно, но решили начать с того, что я сочинила вчера. С «Я у твоих ног». Ее, кстати, ошибочно считают трагичной, она вполне позитивная. Просто мы на нее сняли клип, в котором я рыдала. Но делала это не из-за смысла, а потому что меня заставляли сниматься голой. Эта была трагедия 19-летней девочки, у которой папа — военный и воспитание соответствующее. В итоге все пошло не по сценарию, я снималась замотанная в полотенце. Но, возможно, рыдающая девушка в кадре наложила такой драматический отпечаток на саму композицию.

О музыке и будущем концерте

– 29 ноября в Vegas City Hall состоится большой интереснейший концерт, посвященный 20-летию моей творческой деятельности. Я представлю новый альбом, две или три композиции прозвучат впервые. Еще несколько мы успеем представить заранее. Также концерт будет включать и любимые, проверенные временем песни, которые собрались за 20 лет. Для меня это качественный шаг вперед. Создавая новую программу, я делаю все то, что копилось в голове годами и ждало выхода. Ждало моей зрелости.

Я не представляю себя исполнительницей чужих песен. Если бы я не писала сама, то не выходила бы на сцену. Мне важно вещать, транслировать свои мысли. Знаю, что есть певицы гораздо более сильные, чем я. Но не все могут сочинить песни «Дали» и «Я у твоих ног». Это дает мне ощущение, что я могу себе позволить выходить к зрителю.

Периодически в своем Instagram объявляю марафоны: в течение месяца каждый день пишу стихи на заданные темы. Читаю слова, предложенные подписчиками, выбираю одно и сочиняю строки. В такие моменты в другом режиме функционирует мозг. Вот я провела три марафона, и у меня готово 90 стихотворений. Такой же марафон сложился с песнями. За 17 дней сочинила 17 композиций. Понятно, что не все они отличные, но в итоге 7–8 точно удались. Такое состояние ума очень полезно.

О путешествиях и новой жизни

– В этом году я наконец начала путешествовать. За последние полгода случились несколько феноменальных поездок: две в Италию, в Германию и девичник с подружками в Париже, где я всю жизнь мечтала оказаться. В голове у меня давно была такая картинка: утро, мы в черных платьях, жемчуге и с красной помадой идем по Елисейским полям пить горячий шоколад и есть круассаны. Задумку грандиозно воплотили в жизнь, единственное — так и не удалось найти на Елисейских полях кафе с белыми скатертями. Париж — ярчайшее впечатление этого лета. Теперь планирую в таком стиле существовать дальше.

Я очень много лет жила с мыслью, что мне интересна только музыка. Замкнулась в загородном доме со своей студией. А теперь понимаю, что мне интересно много разного: путешествия, кино, дизайн, театр, мода и все, что связано с женской красотой. За последние два года я стала, на мой взгляд, и в сфере музыки гораздо интереснее работать, может быть, как раз потому, что открылась. Замкнутый на себе человек не может идти в ногу со временем. Сейчас я кайфую от того, что снова настроила контакт с миром.

0